Как живут опущенные на воле

Как живут опущенные на воле

Как живут опущенные на воле

Владу 30 лет, он владелец двух заведений в Минске, у него в подчинении около 40 человек. Он работал официантом в дорогом минском ресторане: очень плотный рабочий график, редкие выходные, на отдых практически не оставалось времени.

А в ноябре 2018 года стало известно, что Влада задержали по подозрению в распространении наркотиков. Влад, по собственному признанию, «попал в тюрьму по глупости».В один свободный вечер Влад с товарищем пошли расслабиться на ночную дискотеку.

Через пару минут к нему подошел молодой человек и заявил: «Слушай, ты пьешь мое пиво».

По словам Влада, никакие доводы разума, попытки отшутиться или вразумить неожиданного собеседника не дали результатов.Разбирательства затягивались, на подмогу молодому человеку подошли друзья, которые тоже были уверены, что пиво в руках Влада ему не принадлежит. У противника была разбита голова, ему наложили несколько швов.

Конфликт обострился, Влада толкнули, а затем ударили по лицу. Конфликт тогда решили разрешить полюбовно: в присутствии сотрудников милиции Влад заплатил немного денег, а оппонент написал отказ от претензий.В ответ он тоже нанес удар, только в его руке был бокал с пивом. Но через 9 месяцев, когда Влад уже и думать забыл о случившемся, «потерпевший» вновь объявился и потребовал еще денег.

На этот раз просил внушительную сумму – 4 тысячи долларов, что для парня с работой официанта в 2007 году было немалыми деньгами.Влад, будучи уверенным, что подписанный отказ от претензий уже защитил его юридически, отказался платить. – Я и не думал, что на меня уже заведено уголовное дело, которое обрастает подробностями.

Еще через месяц Владу позвонили и предложили поработать официантом на выездном обслуживании. Но в назначенном месте вместо заказчика его встретил наряд милиции. И тут мне говорят, что тот парень, которого я ударил бокалом, умер – мол, возникла опухоль, и врачи ничего не смогли сделать.Вы не представляете, что чувствует человек, когда ему говорят, что он убил.

Но, что парадоксально, думаешь не о себе, не о том человеке, а о маме с папой, о сестре, о близких людях. Едва сохраняя способность хоть как-то мыслить, Влад подписал признательные показания.

Вротбери Сеня Сокольники /

Чуть позже выяснилось, что парень жив-здоров и семь раз обращался в милицию с просьбой привлечь Влада к уголовной ответственности. Думал, что мне нечего бояться: я расскажу все как есть.Еще одну ошибку парень совершил чуть позже: вместо того чтобы найти адвоката и начать защищаться, он решил разобраться самостоятельно.

Я же знаю, что ничего такого страшного не сделал, – значит, все будет в порядке.– Наверное, я просто пересмотрел зарубежных фильмов, где в суде всех можно убедить и доказать свою правоту, если ты действительно не сделал ничего страшного, – объясняет Влад. Я собрался с мыслями, подготовился и, как мне показалось, блестяще выступил в суде.

Меня послушали, помахали головой и сказали: «Три года усиленного режима».Влада осудили по статье за хулиганство с применением оружия (ст. Оружием назвали тот самый бокал, который был в руке во время удара. – С той стороны забора становится понятно: большинство попадает в тюрьму по глупости.

Но, уточню, это я про колонию усиленного режима, а не про «строгий» – там, естественно, есть рецидивисты, которые снова и снова попадают, никак не могут подружиться с законом.Со мной в основном сидели «первоходы»: украл колхозные грабли, пьяным въехал на тракторе в соседский забор, забил соседских кур и т. Обычно попадают из-за пьянства, часто бывают наркоманы.

Есть и отдельная группа – те, кто совершал финансовые преступления.Но в тюрьме все смешивается, люди меняются: одни не могут связать два слова, другие жмутся по углам, а третьи – остаются интеллигентами.

Нет никакой “зековской романтики”. Минчанин о белорусской

Первое место, которое встречает заключенного, «стакан» – целиком бетонное помещение метр на метр с высокой ступенькой.– Впервые в жизни я понял, что чувствуют люди с клаустрофобией, хоть никогда ей не страдал, – рассказывает Влад.

– Из-за шока у меня начались галлюцинации: мне казалось, что за дверью плачет моя сестра.Я бился в дверь и орал, чтобы меня немедленно выпустили.Потом у меня появилась навязчивая идея, будто я не выключил в квартире газ.В какой-то момент я понял: если не возьму себя в руки – сойду с ума.

Затем Влада перевезли на улицу Володарского в тюрьму.

Его соседями по камере стала пара бездомных, которых осудили за грабежи.С ними вместе Влад провел около 12 часов, слушая бесконечные истории. – По рассказам заключенных, в то время на Володарского «транзитными» были те камеры, в которые раньше сажали смертников, – объясняет Влад.

– Узкий коридор под землей, крохотное окошко, нары и лампочка 30 Вт под потолком, которая еле светит.Вот в тех камерах все как в кино: все серое, страшное, туалет – дырка в полу, и ужасная вонь.Влада готовили к переводу в камеру заключенных: душ, стрижка налысо и анализ крови.

Правда, по словам Влада, такие анализы – очень рискованная процедура.– Передо мной берут анализ у парня, который сообщает медработнице, что у него ВИЧ, – вспоминает Влад.– Я сажусь на анализ за ним, а она даже перчатки не сменила.Я возмутился, стал требовать, чтоб она шла мыть руки и достала новую пару перчаток.

Она пригрозила мне конвоирами и штрафным изолятором. Конвоиры оказались более адекватными, встали на мою сторону: перчатки сменили, анализ я сдал.

Мысль о переходе в общую камеру заставляла Влада нервничать больше всего.В «транзитной» сокамерники успокоили, сказали, что ничего страшного в этом нет, и рассказали, как себя вести, чтобы «не накосячить».

– Объяснили, к каким вопросам нужно быть готовым, с кем стоит поговорить сначала, а с кем, наоборот, не стоит общаться в принципе, дабы не накликать беды на свою голову.Когда я все это слушал, мне, честно говоря, не верилось, что это все по-настоящему – так абсурдно и непонятно звучало.

Влад сделал, как ему советовали: подошел к осужденному, который смотрел за камерой, представился, рассказал свою историю. Смотрящий посмотрел на него и с ухмылкой сказал: «Ну, вижу, подготовился».Тогда «смотрящий» познакомил Влада еще с несколькими людьми в камере.

Он же и объяснил некоторые правила, по которым в маленькой камере примерно 5 на 6 метров проживало почти 30 осужденных.– С момента, когда судья огласил приговор, время начало тянуться страшно медленно, – вспоминает Влад. Я сам не заметил, как стал спрашивать, который час, у сокамерников каждые 10-15 минут.

В какой-то момент меня стали подкалывать и просто каждые 15 минут сами сообщали, сколько прошло времени.Да, юмор тоже имеет место быть в «местах не столь отдаленных».

Я постепенно начал путать день с ночью: дневной свет в камеру практически не попадал.Двадцать один день в камере №224 на Володарского перед этапированием в исправительную колонию стал Влад понемногу осваивался.От скуки начал много читать: уголовный кодекс осилил трижды. По словам Влада, тюрьма оказалась совсем не такой, как в фильмах и рассказах.

Как они там живут, я бы никому никогда в жизни не пожелал.– Возможно, в 90-е так и было, но сейчас это просто четко составленный режим, – объясняет Влад. Но большая часть из них – это ребята, которые не позвали замуж, нехорошо расстались, не заплатили девушке легкого поведения и так далее.

Вот там действительно как в страшных историях: есть «опущенные», «петухи».– Нет никакой «зековской романтики», нет страшных бандитов, которых боятся менты. Иногда мне казалось, что среди них есть люди с психическими отклонениями.Вот такие как раз чаще всего склонны к самоубийствам, потому что живут они в тюрьме как в аду.

Влада отправили «по этапу» в Шкловскую ИК-17, где ему предстояло отбыть срок заключения. Обыски, лай собак, крик конвоиров, а в вагоне, который называют «Столыпин», тесно так, что вдохнуть полной грудью было невозможно.Ехали всю ночь, тесно, неудобно, зеки перекрикиваются, шутят, просят у конвоя кипятка.

Поговорка «в тесноте, да не в обиде» приобрела иной смысл.Во время этапирования Влад повредил коленный сустав, который по сей день дает о себе знать частой болью.

(11 , в среднем: 30)

Рассылка выходит раз в сутки и содержит список программ из Споры перешедших в категорию бесплатные за последние 24 часа.

Источник: http://mobiba.msk.ru/spori/kak-zhivut-opuschennye-na-vole.html

Записки заключенного: самая низшая каста

Как живут опущенные на воле

“Опущенные”, “дырявые”, “пробитые”, “отсаженные”, “петухи” и так далее. Им дают женские имена. У заключенных с “низким социальным статусом”, как о них говорят в официальных документах, много названий. Так же много путей попасть в “обиженные”. И нет ни одной возможности подняться из этой масти (касты заключенных) обратно.

“Петухами” не рождаются, ими становятся

Наверное, около 80% разговоров, шуток, подколок, угроз и оскорблений в зоне связано с темой “опущенных”. Если честно, зеки любят подобные разговоры.

Они помогают почувствовать заключенным, что у них не все так плохо, поскольку есть те, кому гораздо-гораздо хуже. И над кем даже самый последний “конь” (слуга у зеков) имеет власть.

Вообще, самое страшное, что может произойти с заключенным, — это переход в разряд “петухов”, а случиться это может относительно легко.

© Sputnik / Юрий Кавер

От неправильно сказанного слова или оскорбления, на которое не ответил, до определенных поступков, — любая неосторожность может негативно повлиять на социальный статус.

У меня был знакомый, который, не подумав, сказал при людях, что занимался со своей девушкой петтингом.

По сути, ничего непонятного в этом слове нет, но в зоне есть золотое правило: изъясняться простыми словами, чтобы мог понять последний дурак, поскольку любой недопонятый термин может быть использован против говорящего.

А если этот термин как-то связан с сексом и на говорящего “точат зуб”, то подобное высказывание может быть прямой дорогой в “гарем” (к “петухам”, другим словом).

У знакомого примерно так и получилось: он ляпнул, не подумав, потом поругался с людьми, которым это ляпнул, и те, припомнив петтинг, попробовали доказать, что знакомому прямая дорога к “опущенным”.

И это при том, что парень сразу объяснил, что ничего страшного в этом слове нет и что это просто термин. Ему повезло: тогда за него вступились серьезные люди, поскольку самостоятельно он бы эту проблему не решил, поскольку только-только приехал в лагерь.

После этой истории знакомого предупредили, что в зоне ни в коем случае нельзя рассказывать о своей личной жизни.

В тюремном мире очень много запретов для интимной жизни. Фактически единственный верный способ не попасть в “косяк” — заниматься исключительно классическим сексом, нигде и ничего больше не трогая.

Оральным сексом лучше не заниматься вовсе, поскольку в нем допускается лишь возможность снять себе проститутку или же найти девушку, с которой никогда не будешь целоваться.

Естественно, что при таком подходе незнакомые термины из сексологии автоматически заносят в разряд “стремных” (в данном случае позорных, “петушиных”).

Это не значит, что всякими “нехорошими” вещами никто на свободе не занимался, — об этом просто молчат.

В “гарем” можно заехать и за то, что не ответил на некоторые оскорбления. К примеру, если послали на три буквы и человек промолчал, значит, туда ему и дорога.

Но зек может стать “петухом” и за, казалось бы, обычные, бытовые поступки. С “отсаженными” нельзя контактировать. Все, до чего дотрагивается “опущенный”, сразу же “фаршмачится” (то есть переходит в разряд вещей для “петухов”).

Это правило не касается только “запретов” (запрещенных в зоне вещей), которые иногда и прячут у “отсаженных”. Рассказывали, как некоторые из них проносили мобильные телефоны из жилой зоны в рабочую прямо в трусах. И зеков это абсолютно не смущало.

Еще “опущенных” можно бить (палками или ногами) и использовать по второму назначению.

© Sputnik / Михаил Фомичев

Мне рассказывали, что в некоторых зонах специально для “петухов”, чтобы они не брались за ручки, в дверях были вбиты гвозди. У них свои столы, нары, унитазы, краны, все свое, что “мужикам” трогать нельзя.

Поэтому, если зек возьмет у “опущенного” еду, сигареты, выпьет с ним чаю или сядет поесть за его стол, то сам попадет в низшую зоновскую касту.

Конечно, если это не сделано “по незнанке” (когда человек не знает, что перед ним “петух”, или что вещь “зафаршмачена”).

Это вам не Калифорния

Две основные обязанности “обиженных”: сексуально удовлетворять заключенных и делать всю грязную работу в зоне. Бить их могут в воспитательных целях и так, для души. Мне рассказывали случаи, когда “опущенных” будили ногой в лицо, чтобы те шли убирать туалет.

Администрация неоднозначно смотрит на “петушиный” вопрос. Долго работающие в МЛС милиционеры проникаются “понятиями” до мозга костей и, соответственно, относятся к “опущенным” немного не как к другим зекам.

С другой же стороны, по долгу службы, охранники обязаны предотвращать любое проявление физического или психологического насилия среди заключенных, поэтому они всячески пытаются уследить, чтобы “петухов” сильно не били и не унижали.

И в последнее время им это особенно удалось: бить “отсаженных” практически полностью перестали.

В зоне, где я сидел, еще в начале моего срока “обиженный” был обязан прижиматься к стене, когда по коридору проходил “мужик”.

Если нет места, куда положить “опущенного”, то он может спать прямо под нарами. На этапах, в транзитных камерах, все “петухи” отсаживаются либо к двери, либо к туалету.

В общем, чтобы выжить в зоне, будучи “петухом”, нужно иметь определенный тип личности, поскольку не каждый сможет вытерпеть постоянные унижения, побои, домогательства и полное уничтожение человеческого достоинства, которым подвергаются “обиженные”.

Правда, и “опущенные” отличаются не меньшей жестокостью. Старожилы мне рассказывали, что якобы в одной из колоний решили провести эксперимент, и “петухов” со всей зоны поселили в одном отряде, чтобы никто их не трогал, и они могли спокойно себе жить.

Так вот, не успели милиционеры это сделать, как “обиженные” создали в отряде точно такую же иерархию, что и во всей зоне: там появились свои “блатные”, “мужики” и “опущенные”.

Но, в отличие от остальной зоны, в этом отряде иерархия поддерживалась, якобы, благодаря нечеловеческой жестокости (в принципе, оно и понятно). Эксперимент пришлось прекратить.

Не знаю, как в других лагерях, но в нашей зоне “петухов” всегда можно было внешне отличить. Не только по одежде, у них был какой-то особый отпечаток на лице. Было видно, что эти люди попали в “гарем” не зря.

Однако несмотря на все побои и унижения, у “опущенных” есть некоторые права и социальные гарантии.

Во-первых, все “петухи” делятся на рабочих и не рабочих. Рабочие оказывают сексуальные услуги, не рабочие, соответственно, нет. И никто не имеет права заставить “опущенного” заниматься “этим” против воли — это беспредел. Чаще всего интимные услуги предоставляются по обоюдному желанию.

Во-вторых, за секс нужно обязательно платить. Если заключенный не платит “пробитому” за секс, значит, он делает это по любви. А у кого может быть любовь с “петухом”? Правильно, у такого же.

Вообще, в плане оплаты за уборки или за другие услуги “опущенных” не “кидали”: платили в полном размере и всегда вовремя, поскольку они и так обижены жизнью, куда уж больше издеваться! Поэтому очень часто у заключенных с низким социальным статусом в материальном плане дела обстояли гораздо лучше, чем у зеков с более высоким статусом.

Вообще, в отношении к “петухам” проявляется суть заключенного. ЗК делятся на два лагеря, тех, кто пользуется услугами “дырявых” с удовольствием, не видя в этом никаких проблем, и тех, кто избегает подобных вещей, считая их активной формой гомосексуализма.

Первых в зоне не так-то уж и много, тем более в последнее время, когда милиция активно взялась за искоренение интимных услуг. Не знаю, как в других лагерях, а в нашей колонии администрация добилась огромных успехов в этом деле.

У нас зеки, перед тем, как обратиться к “петуху” с предложением заняться сексом, трижды думали: нужно ли им это.

Не плохо

Но вот что интересно. Несмотря на плохое положение “обиженных” в зоне, некоторые заключенные сознательно и абсолютно добровольно шли в “гарем”. На моей памяти несколько человек специально что-то брали у “обиженных” или садились есть за их стол.

Кое-кто делал это из протеста против чего-нибудь, у кого-то просто не выдерживали нервы. Но находились зеки, которые за время отсидки начинали понимать, что им нравится секс с мужчинами, причем во всех его проявлениях.

© Sputnik / Максим Богодвид

Мне всегда казалось, что столь жестокое отношение к “петухам” возникло как средство защиты против возможного распространения содомии.

Психологи давно доказали, что в закрытых однополых коллективах возникает так называемый ложный гомосексуализм, Фрейд это явление называл приобретенной перверсией.

Находясь долгое время среди мужиков, волей-неволей начинаешь присматриваться к некоторым из них, как к возможным объектам желания.

Нет, конечно, все остаются гетеросексуальными, но женщины вдалеке и со временем становятся несколько абстрактным понятием, поэтому у многих внимание переключается на “своих”. Кто-то скрывает это даже от себя, но есть те, кого подобное положение вещей совершенно не смущает. Бывали случаи, когда перед длительным свиданием с женой зек шел к “петуху”, чтобы “скинуть напряжение и не ударить на свиданке лицом в грязь”.

Помню, мне рассказывали о том, как между одним “мужиком” и “петухом” возникла настоящая любовь. Они даже планировали жить вместе после освобождения, и “опущенный” собирался ради любимого сменить пол.

Скорее всего, после того, как они вышли на волю, эти планы забылись, поскольку подобные мысли выветриваются, как только зек видит вокруг себя настоящих женщин.

Зона постепенно забывается, но осадок остается, у некоторых на всю жизнь.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://sputnik.by/society/20170423/1028449978/seksualnye-otnosheniya-v-tyurme.html

Чем питаются летучие мыши на воле и дома

Итак, основные тюремные понятия и законы заключенных сводятся к следующему: – Выделять долю в общак, то есть уметь делиться, отдавать свое.- С почтением относиться к старикам, родителям.- Не стучать, то есть не доносить на других заключенных администрации колонии или тюрьмы.- Не «крысятничать», то есть не воровать у своих.

– Не предъявлять обвинения без наличия на то оснований, доказательств.- Не материться, не оскорблять без причины (удивительно, но в местах лишения свободы запрещено нецензурно выражаться).- Отвечать за свои слова.Это означает, что нельзя просто пригрозить кому-то: если уж сказал, так нужно делать.

Никаких изменений ситуаций, или «нечаянно» в местах лишения свободы не существует.Все вышеперечисленные законы являются достаточно жизненными и человечными, а также легко применимыми (с некоторыми поправками) в повседневной жизни на свободе.

Есть и такие тюремные законы и понятия, правила, которые обычному человеку понять достаточно сложно. Так, если один заключенный решил покончить жизнь самоубийством, отговаривать его остальным осужденным нельзя.Если он просит лезвие (чтобы перерезать вены или горло) – его дадут.

Странным для законопослушного гражданина будет и то, что в тюрьме запрещается поднимать что-либо с пола.Даже если у заключенного на пол упала шапка, поднимать и тем более носить ее дальше уже нельзя.

Сколько живут сперматозоиды во. –

Несоблюдение норм тюремного закона не пройдет бесследно ни для одного из заключенных.При этом не имеет значения, относится ли арестант к тюремной «элите» или же входит в самую непочетную группу «сидельцев».За нарушение установленных правил провинившийся осужденный (тот, который «накосячил») может быть подвергнут:- Избиению.

– Удару по ушам (дать по ушам – означает перевести заключенного из «касты блатных» в более низшую, то есть в категорию «мужиков»).Сделать это может только вор в законе или осужденный, имеющий такой же статус.

– Перелому конечностей – руки и ноги ломают, как правило, лицам, не вернувшим карточный долг (а он на зоне считается святым), а также тем, кто без каких-либо на то причин сам избил сокамерника.

– Насильственному акту мужеложства, после которого заключенный автоматически попадает в самую презираемую «касту опущенных»; данный вид наказания широко распространен в местах лишения свободы, где отбывают наказания несовершеннолетние преступники, а также на зонах общего режима.В тюрьмах строгого и особого режима данные случаи встречаются крайне редко.

– Символическому акту мужеложства (на зоне это выражение заменяется понятием «парафин» и заключается в проведении половым органом по губам провинившегося).Сам половой акт при этом не происходит, однако осужденный также переводится в категорию «петухов».- Убийству (данный вид наказания применяется достаточно редко и только за совершение особо серьезных поступков).К примеру, убить заключенного могут за крупное воровство из общака или за доказанную связь с правоохранительными органами.

При этом решение об убийстве никогда не принимается единолично кем-то из арестантов.

Условно все существующие тюремные понятия и законы подразделяются на две большие группы:- положительные, то есть те, которые, по мнению заключенных, являются правильными и приемлемыми для них самих;- отрицательные – те, которыми руководствуются низшие категории «зеков» (они по этой причине и попадают в касты «петухов», «козлов» и прочие).

Положительные понятия, в свою очередь, делятся на людские и воровские.А отрицательные – на «гадские» и ментовские (полная противоположность воровским).Именно на понятиях выстраиваются отношения лиц, отбывающих наказание. Именно их придерживаются так называемые порядочные арестанты, а также иные «касты» заключенных, речь о которых пойдет ниже.

Есть и те, кто следует гадским понятиям, являющимся абсолютной противоположностью людским.Обычно это «крысы», «курицы» и «беспредельщики» – то есть заключенные, совершившие достаточно значимый для заключенных проступок.

Это может быть кража чего-либо у своего же сокамерника, донос на другого заключенного сотрудникам тюрьмы или колонии, а также безосновательное избиение арестанта.Колонии и тюрьмы – это места лишения свободы, в которых не прощаются ошибки.В связи с этим заключенный, нарушивший нормы «людского» сосуществования, лишается возможности искупить свою вину.Такой арестант на протяжении всего срока заключения, скорее всего, будет подвергаться унижениям и издевательствам со стороны сокамерников.

Таким образом, тюремные понятия и законы, правила поведения являются платформой, на которой строятся взаимоотношения между заключенными.При этом людские понятия, по смыслу, направлены на самопожертвование, стремление к взаимопомощи, сочувствие, человечность и взаимопонимание.

Тогда как гадские являются полной противоположностью и основываются на желании удовлетворить только свои потребности и интересы, поставить себя выше остальных.Многие тюремные понятия и законы уже плавно вошли в жизнь на воле.

В современном обществе довольно часто можно услышать такие термины, как «косяк», «западло», «параша», «предъявить», «душняк», «рулить», «фуфлыжник» и многие другие.Причем не всегда лица, использующие в своем лексиконе тюремный жаргон, знают правильное значение понятий.

Так, не все знают, что термин «душняк» означает создание невыносимых для нормального существования условий.А «косяк» – это непросто случайная оплошность, а серьезное нарушение тюремного закона.Вообще, практически все часто употребляемые в обычной жизни слова на зоне обозначаются «своими» терминами.

Например, уличный разбой – это «гоп-стоп», убийство – «мокрое дело», язык – «метла», особо опасный рецидивист – «особняк», тюремный коридор – «продол», выяснение отношений – «разборка», сбежать или скрываться – «сесть на колеса» и другие.

Без знания тюремной терминологии заключенному практически невозможно существовать в местах лишения свободы.Поэтому если осужденный не хочет иметь лишних проблем – он, как правило, еще находясь в следственном изоляторе, начинает постигать «блатной язык».

Ведь без знания специфической тюремной терминологии нельзя понять, к примеру, выражение: «Смотрящий с мандатом предъявляет авторитетным блатным». В «переводе» на простой язык оно означает, что «главный на зоне передает важную информацию, содержащуюся в записке, почитаемой и уважаемой на зоне группе заключенных».

Таким образом, тюремные понятия и законы воровские (а точнее, тюремные) являются обязательными знаниями, которые заключенный приобретает, еще находясь в местах предварительного заключения (СИЗО).

Однако осужденному необходимо знать не только тюремные понятия и законы, правила поведения, но и так называемые касты, то есть категории заключенных (в одну из которых сам осужденный обязательно будет входить).Не бывает арестантов, которые не входили бы ни в одну из категорий заключенных.

Все лица, содержащиеся в местах лишения свободы, условно подразделяются по группам или, как говорят сами заключенные, «кастам». Это так называемые профессиональные преступники со стажем.

Переход из привилегированной категории в более низшую категорию возможен (например, в связи с совершением какого-либо поступка, который тюремные понятия и законы, поведение зеков относит к «косяку»). Сами представители этой группы себя блатными не называют, а употребляют такие понятия, как «братва», «арестанты», «бродяги», «путевые».Указанная группа является верхушкой иерархии, попасть в которую может далеко не каждый.

Существуют строгие требования к заключенным, входящим в данную «касту».Так, «бродягой» никогда не станет тот, кто на воле занимал руководящие должности, имел какое-либо отношение к структурам власти, служил в армии.Не попадут в «касту» и те, кто работал в сфере обслуживания (к примеру, официантом, доставщиком, таксистом).

Несколько десятилетий назад «блатные», находясь на свободе, вообще не должны были работать ни дня.Также им запрещалось жениться, выполнять обязательные работы на зоне.Сейчас эти требования в большинстве тюрем не применяется.

Помимо «чистой» биографии и статуса профессионального преступника, заключенный, желающий попасть в эту «касту», должен соблюдать абсолютно все тюремные понятия и законы, традиции.Блатные обладают на зоне и в тюрьме (или как говорят сами заключенные, «на тюрьме») огромной властью.

Именно они решают все конфликтные ситуации и споры, возникающие между заключенными, следят за тем, чтобы никто из осужденных не был безосновательно обижен или унижен.Имеют представители этой группы и особые привилегии.Так, они могут не работать и самостоятельно принимать решение о том, что из так называемого общака можно оставить себе.

Именно из этой «касты» выбирается «пахан» – главный на зоне.При этом если в тюрьме есть признанный «вор в законе», то указанную «должность» обязательно занимает он.К слову, «воры в законе» – это привилегированная, высшая группа заключенных.В нее входят лишь признанные преступным миром нарушители закона, соответствующие всем вышеперечисленным требованиям.

Если же на зоне нет «вора в законе», то туда направляется лицо, исполняющее его обязанности, то есть «смотрящий». В настоящее время в некоторых местах лишения свободы так называемые паханы негласно сотрудничают с администрацией колонии: они наводят на зоне такой порядок, какой необходим руководству.

Начальство колонии за такое вот сотрудничество на многое закрывает глаза: к примеру, на то, что к «пахану» попадает водка, анаша и прочее.Стоит отметить, что развитие рыночных отношений в стране не обошло и места лишения свободы.С недавних пор «вором в законе» можно стать за деньги, то есть купить это звание.

И, несмотря на то, что тюремные понятия и законы ясности никак не стыкуются с этим фактом, исключать его все же невозможно.Таких вот новоиспеченных и не очень идейных воров в законе называют «апельсинами».Каста «мужики» – самая большая, и в нее, как правило, входит около 60-70 процентов всех заключенных.

В указанную группу входят самые обычные заключенные, которые отбывают наказание за незначительные (по меркам преступников) наказания: драки, небольшие кражи и другие аналогичные деяния.«Мужики» правом голоса на «разборках» не обладают, никакие решения на зоне не принимают, словом, просто отбывают свой срок, стараясь никуда не вмешиваться, и после освобождения планируют вернуться к жизни обычного законопослушного гражданина. В нее входят заключенные, которые по своей воле либо по принуждению сотрудничают с администрацией лагеря.

(13 , в среднем: 29)

Рассылка выходит раз в сутки и содержит список программ из Кодексы перешедших в категорию бесплатные за последние 24 часа.

Источник: http://americancouncils.spb.ru/kodeks/kak-zhivut-opuschennye-na-vole

Как опускают в тюрьме?

Как живут опущенные на воле

«Опущенные» в тюрьме – это низшая иерархия заключённых.

И как только их не называют: «петухи», «гребни», «пинчи», «обиженные», «отверженные» и пр. Как их ни называй, а судьба и жизнь этих осуждённых просто ужасна.

О том, как опускают на зоне, пойдёт речь далее в статье.

Кто такие «петухи» на зоне?

По одной из версий, опущенные выделились в отдельную тюремную касту после реформы 1961 года, в ходе которой лагеря разделились по строгости режима содержания. В результате первоходочники стали жить на зоне отдельно от матёрых зеков и рецидивистов.

Первоходочники – это в основном молодые люди, малознакомые с тюремными устоями, но стремящиеся побеждать в конкурентной борьбе путём проявления агрессии, издевательств над физически более слабыми заключёнными. И если более опытные зэки вовремя не разъяснили им правила жизни в тюрьме, то со временем их пребывание там становится всё более диким.

Любой заключённый может попасть в касту опущенных. Но некоторые категории попадают сюда автоматически или с большой вероятностью.

К таким категориям относятся:

  • Заключённые, попавшие на зону за изнасилование несовершеннолетних детей.
  • Люди, практиковавшие гомосексуальные связи на воле.
  • Близкие родственники сотрудников правоохранительных органов.

Справка: кроме «петухов» в сообществе заключённых существует каста «чертей». Общее между этими кастами то, что и те, и другие являются неприкасаемыми, однако черти для сексуальных утех не используются.

Почему опущенных называют петухами? Скорее всего, название произошло от слова «петушить», которым именовался процесс изнасилования.

За что опускают на зоне?

Петухами становятся совершенно по разным причинам. Чаще всего в зоне опускают осуждённых по ст. 131 УК (изнасилование). Сюда же попадают развратники, растлители и гомосексуалисты, независимо от того, какое преступление они совершили.

Но по статистике на 2019 год, в категорию опущенных всё чаще стали попадать заключённые из-за совершённых ими «косяков», недостойных звания зэка. Так, например, «порядочному» зэку не положено выполнять работу, связанную с сантехникой; этот вид деятельности — исключительно для петухов.

Кстати, вопреки стереотипному мнению, доля гомосексуалистов среди опущенных невысока. Большинство осуждённых становятся петухами за поступки, не имеющие отношения к сексуальной сфере.

Обычно опускают за различные нарушения правил тюремной жизни, такие как:

  • Неуплата карточного долга. За невозвращённые долги приходится платить в тюрьме кровью, а единственной возможностью сохранения жизни становится оказание секс-услуг.
  • Телесный контакт (но не сексуальный акт) с другим петухом. Инициатора такого контакта после жестоко наказывают (вплоть до убийства), а заключённый, с которым тот контактировал, переходит в разряд опущенных, причём навсегда. Доведенные до отчаяния петухи нередко пользуются этим, чтобы отомстить. Для опущения достаточно всего лишь провести ночь в петушатнике.
  • Стукачество.
  • Смазливая внешность; свойства, присущие женскому полу, например, жеманность, высокий голос.
  • Проявление слабости характера, неумение постоять за себя.
  • Кража имущества у других заключённых.
  • Опускание человека без серьёзного основания.

Опустить могут и по указу тюремной администрации с целью устранения неугодных осуждённых из тюремной жизни. Для этого чаще всего жертву запирают в петушатнике на всю ночь. После этого заключённый автоматически переходит в разряд петухов.

Правда, к таким обиженным отношение тюремного сообщества более-менее лояльное.

После 2000-ых наблюдается отказ от опускания посредством изнасилования. Это связано с тем, что стало уделяться большее внимание на защиту прав заключённых, вследствие чего усилился контроль над внутренним регламентом и укладом жизни в исправительных учреждениях.

Как живут петухи на зоне?

Жизнь опущенных на зоне тяжела, а порой и ужасна. Они живут в тюрьме отдельно, в так называемом петушатнике, где сидят такие же обиженные, пинчи, покеры). Это самая презираемая (причём всеми) категория зэков. Что они делают в тюрьме?

Занимаются опущенные в тюрьме самой грязной работой: подметают плац, локалки; моют бани, сортиры; чистят канализацию, выполняют работы на запретке; убирают и грузят мусор. Есть среди опущенных и такие, которые зарабатывают тем, что продают себя; их называют «обиженные рабочие».

Обычные зэки не должны брать продукты, которыми питаются петухи. Моются опущенные из отдельных умывальников. Они обязаны уступать дорогу другим заключённым.

С ними почти не разговаривают представители других каст. Общение с петухом для зэка может обернуться потерей авторитета.

Опущенные должны сообщать о своём статусе всем новичкам. Сокрытие подобной информации карается нанесением тяжёлых физических увечий. Для того чтобы петухов было проще идентифицировать, на их тела наносятся особые татуировки.

Их могут поселить возле туалета, под кроватью («под шконкой»), и только в крупных лагерях для них выделяют отдельные бараки, которые и называются петушатниками.

Обиженные пользуются отдельными предметами быта. В их посуде обычно проделывают дырки, чтобы никто случайно не перепутал «зашкваренные» ложки и тарелки с нормальными. В курилке петуху можно отдать недокуренную сигарету, но уже взять бычок с рук опущенного нельзя ни в коем случае.

В лагерной церкви им выделяются отдельные скамейки, лавки, а в бане — тазики. Если обычный зэк случайно сядет не за тот стол или возьмёт не ту ложку, он автоматически попадает в петушиную касту. Даже если он не ел, не пил из приборов, он всё равно будет признан опущенным.

Как только обычный заключённый оказывается среди касты петухов, он идёт на любые ухищрения, чтобы перевестись из обиженных в разряд «нормальных» зэков.

Справка: число ограничений и запретов для опущенных зависит от типа пенитенциарного учреждения. В колониях строгого режима отношение к ним более лояльное, а вот в колониях для несовершеннолетних царят самые дикие порядки.

Петухи на зоне: что сними делают?

Ранее, ещё до двухтысячных годов, основной обязанностью опущенных было сексуальное удовлетворение зэков, но сейчас это практикуется редко и то только на добровольных началах.

По нынешним тюремным правилам, нельзя «использовать» обиженного безвозмездно, не вручая ему подарка, поэтому многие петухи занимаются добровольной проституцией по материальным соображениям.

Избиение опущенных практикуется, только если они нарушают правила, по которым обязана жить их каста. Бить петуха руками нельзя, можно только ногами, что особенно унизительно.

Ритуал «перевода» обычного зэка в разряд петухов сейчас изменился. Раньше прокажённого зэка просто насиловали или заставляли заниматься оральным сексом с одним из блатных. Однако после того как произошло несколько несчастных случаев с откусыванием «чужого достоинства» процесс стал проходить по-иному: петуху шлёпают половым членом по лбу или губам.

Иногда блатные просто объявляют какого-то зэка петухом; слух об этом быстро распространяется по зоне, после чего зэку уже не смыть с себя клеймо.

Как не стать петухом в тюрьме?

Новичкам, впервые попавшим на зону, следует чётко знать некоторые правила. Ключевое из них – ни в коем случае не соглашаться на «петушиную» работу, не брать в руки швабру, тряпку.

В столовой нужно садится вместе с сотоварищами и не торопиться занять свободный стол. В некоторых колониях вещи, предметы, имеющие отношение к опущенным, помечаются красной краской.

Если заключённый не является гомосексуалистом и не осуждён по «петушиным» статьям, то опустить его могут только за злостные проступки.

Таким образом, чтобы избежать участи опущенных, зэк должен жить по правилам тюремной жизни, а именно:

  • Следить за своей речью.
  • Не раскрывать лишних подробностей личной сексуальной жизни, безосновательно никого не оскорблять.
  • Уметь постоять за себя и потребовать ответ с обидчика.
  • Иметь гордость.
  • Ограничить до минимума контакты с петухами.
  • Минимизировать контакты с петухами, в том числе не избивать и не насиловать.
  • Не воровать, не стучать ни на кого, не сотрудничать с администрацией.

Даже в тюрьме стоит оставаться человеком, там это ценят. Такое явление, как «опущенные в тюрьме» – это дикость, пережиток тяжёлого прошлого страны.

Однако несмотря на смягчение порядков в исправительных учреждениях, данная категория заключённых по-прежнему существует, и с этим фактом приходится мириться.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/kak-opuskayut-na-zone/

Статьи

Статьи 131-135 предполагают наказание за развратные действия или насилие. Они рассматривают с несовершеннолетними, а также принуждение к половому акту без обоюдного согласия с применением угроз, физической силы одним человеком или преступление, совершенное группой людей.
В неправомерные действия входят также домогательства лиц, не достигших возраста 14-16 лет.

Российским государством по каждому отдельному эпизоду прописывается и применяется наказание с учетом обстоятельств. Подразумевается как административное наказание — в виде общественных работ или штрафа, так и уголовное (от 3 до 6 лет).

Важно Забора почти не существовало. Бежать оттуда малореально -кругом леса, зоны, военные части. Работать нам предстояло на лесоповале, кормиться за свой счет, отовариваясь в магазине за наличные и питаться за плату в столовой.

Позвали нас в бухгалтерию штаба получить аванс.

Внимание Выдали «смешную» сумму, которой хватаю на десять буханок хлеба. Хорошо, кому могли помочь переводом родные, остальным — хоть сдохни.

Приковылял тощий дневальным.

Спросил у нас: «Хлебца нету?» Привел в общагу, показал комнаты без замков, где в наше отсутствие менты устраивали шмоны.

Дневальный рассказал, что поселок плохой, нам не повезло. Платят мало, нормы выработки больше. Тех, кто в лесу не дает план, сажают в карцер с выводом на работу.

Выходной один, и никуда не пускают, так как в выходной семь проверок. Рабочий день — двенадцать часов.

На каждой зоне могут быть свои, особенные требования.

Блатные — это реальная власть на некоторых зонах, власть, которая борется с властью официальной, то есть с администрацией зоны. Кроме власти, блатные имеют привилегии — право не работать, право оставлять себе из общака все, что они сочтут нужным.

У блатных есть и обязанности. Правильный пахан обязан следить за тем, чтобы зона «грелась», то есть получала нелегальными путями продукты, чай, табак, водку, одежду.

Он обязан также решать споры, возникающие между другими заключенными, и вообще не допускать никаких стычек между ними, следить за тем, чтобы никто не был несправедливо наказан, обижен, обделен.


Все это не означает, конечно, что для пахана правильный порядок на зоне важнее личных благ. Часто его забота о братве — только предлог для того, чтобы давить ее и грести все под себя.

Как живут опущенные на воле видео

Да я вообще его и не смотрел, но они стали меня подначивать, шуточки всякие… И, в общем, спрашивают — а ты вот, например, касался ли губами гениталий женщины? Я говорю: нет, я вообще не хочу с вами об этом говорить, а они опять спрашивают.

Спрашивают и спрашивают. И так они приставали, что я, в общем, сказал — да, отстаньте только. Они говорят: да ну? И долго? Я говорю: ну секунд пять…

или десять.

Они тогда сначала говорят: ну, это недолго, ничего страшного. А потом…

Я говорю: блин, но ты же знал, что этого нельзя говорить! Знал?

Офицер орет: но ты же знал, что этого нельзя говорить! Знал?

Парень говорит: ну знал…

Я говорю: они тебя били, чтоб ты это сказал? Говорит: нет… просто как-то вот шуточками своими… ну, я сказал… думал, отстанут…

Что потом произошло, он уже совсем не может или не хочет говорить.

Как опущенные живут на воле

Если тебя попросят что-нибудь сделать, скажем, носки чужие постирать, а ты согласишься, — быть тебе шестеркой. Даже если ты сделаешь это за плату. В тюрьме принято обслуживать себя самостоятельно.

Тот, кто не может вынести трудностей, кто за кусок хлеба начинает все делать и выполнять, не заслуживает уважения. Но, сам понимаешь, это не означает, что ты вообще не должен выполнять никаких просьб.

От петухов отличаются другие пассивные гомосексуалисты — личные любовники блатных, все эти Галки, Светки, Машки.

Их не бьют, в черном теле не держат, наоборот, от работы отмазывают — чтобы мягонькие были. Но и лишнего им тоже не позволяют.

Многие начинали на свободе, потом легко соглашались на отношения и за решеткой. До 1990-х гг. «петухами» действительно становились за статью — изнасилование малолетнего, сутенерство (сутенер хуже бл…ди) или после «наказания членом».
Случалось, за некий тяжелый проступок осужденного не избивали, а мочились на него.

Действие это несло определенные последствия — зек автоматом переходил в «петухи». Насколько страшное это наказание, можете представить по ситуации, когда в одной из зон зеки мочой плеснули на свободного человека — начальника отряда. Первым, кто сообщил, что никогда больше не станет пить с ним чай, был его же коллега.

«Петух» не обязан вступать в половую связь с другими осужденными, некоторые остаются мужчинами нормальной ориентации — во все времена были «рабочие» и «нерабочие» «петухи».

«

Опущенные» в тюрьме – это низшая иерархия заключённых.

И как только их не называют: «петухи», «гребни», «пинчи», «обиженные», «отверженные» и пр. Как их ни называй, а судьба и жизнь этих осуждённых просто ужасна.

О том, как опускают на зоне, пойдёт речь далее в статье.

Бывает и такое

Вышеупомянутые масти имеются во всех зонах и тюрьмах. Однако в некоторых бывают свои специфические, так называемые промежуточные касты.

Особенно много подобных каст на зоне, где содержаться несовершеннолетние преступники.

На «малолетке», помимо уже указанных каст, имеются такие масти, как:

  • «форшмаки», в которую входят арестанты, совершившие какой-либо небольшой проступок на зоне из-за незнания правил и норм поведения;
  • «черти» — то есть те заключенные, которых уличили в воровстве у своих сокамерников;
  • «шныри», которые выполняют роль прислуги;
  • «прачки», «маслобойщики», «нехватчики» и прочие.

На некоторых взрослых зонах распространены своеобразные подкасты.

Их тоже могут называть «авторитетами». У пахана и его приближенных есть гвардия — «атлеты», «бойцы», «гладиаторы».

Стать блатным может не каждый заключенный. Прежде всего, он должен быть чист по вольной жизни. Раньше, например, путь в высшую касту был закрыт для тех, кто отслужил в армии, кто хоть раз вышел в зоне на работу. Сейчас эти требования кое-где отменены.

А в некоторых зонах блатные могут выходить на работу — в том случае, правда, если это не работа бригадиром, нарядчиком и т.д., то есть если она не дает ему хоть какую-то официальную власть над остальными. Не могут стать блатными и те, кто на воле работал в сфере обслуживания, то есть был официантом, таксистом.

Бывшее начальство — тоже. Есть еще масса других требований к претендентам на статус блатного.

Источник: https://fsin-dostavka.su/kak-zhivut-opushhennye-na-vole

Юридичка
Добавить комментарий